Главная

 Для тех, кто не плывет по течению, кто сопротивляется обстоятельствам. 
 Человек – автор своего жизненного сценария. 
 «Ты всегда можешь сделать что-то с тем, что сделали из тебя» — Жан-Поль Сартр, 
 и я отстаиваю именно эту точку зрения. 
 Любой мой текст в конечном счете – об этом. 

Романы Светланы Храмовой

«Колокольные дворяне»
Роман «Колокольные дворяне»
«Штопальщица»
Роман «Штопальщица»
«Мой неправильный ты» или «Русский феминизм»
Роман «Мой неправильный ты»
Роман «Русский Феминизм»
«Контракт» или «Вид на Монблан»
Роман «Контракт»
Роман: Вид на Монблан
«Черные машины»
Роман «Черные машины»
«Вой на полную луну»
Роман: «Вой на полную луну или Things are moving» Автор: Светлана Храмова

Её отвага и интеллигентная Честность перед людьми, перед читателями, перед самой собой – оставляют уверенность в Будущем. Светлана Храмова не обличает, она не на какой-то политической стороне, она на стороне Добра и Любви.
Её человеческая, женская красота – это и красота её натуры. А её храбрость – это храбрость рыцаря всего самого лучшего, что есть в людях.
И не может быть никаких сомнений в том, что её слово останется в памяти и это слово – о нас.

Сергей Бура, журналист, драматург, Россия, Москва

Светлана Храмова – писатель, яркий журналист, активный блогер, космополит. Многим, думаю, запомнилась своим вышедшим в Америке романом «Русский феминизм». Очень женской (тот случай, когда это комплимент) и при этом жесткой (почти Тарантино!) книге о женственности как уверенности в себе и достоинстве, о крике и шепоте, о сексуальном, которое – вне письма. И о том, что пара – это ледокол, таранящий глыбы скорбного бесчувствия. Ее книги – тоже ледокол своего рода.
А если я не написал, что автор еще и красавица, то только из скромности и несоответствия жанру.

Александр Чанцев, критик, литературовед-японист, прозаик, член ПЕН-центра, Россия

Романисту недостаточно уметь излагать свои мысли прекрасным русским языком. Роман – это проекция жизни из текущего времени в будущее. Или в прошлое, которое мыслится как будущее. Это сплетение огромного количества человеческих жизней в единую «романную жизнь», которая предстаёт читателю загрунтованным полотном времени. И все эти знания и умения находятся у Светланы Храмовой на высочайшем уровне. Она – «добытчица жизни», жрец филигранных равновесий. Столкновение характеров должно в конечном итоге «высечь искру», иначе жизнь становится бессмысленным набором прямых и кривых линий судьбы.
И, конечно, осмыслить такое огромное пространство невозможно без любви. Любовь у Светланы – это ребёнок, которого всё время нужно холить, пестовать и лелеять. Зато именно она – второе имя жизни. Именно любовь преобразует мир.

Александр Карпенко, писатель, член ПЕН-центра, Россия

Писатель, журналист, блогер, в словах которого не чувствуется ежедневной болезненной потребности в самоутверждении — редкость в наше время и потому особенно ценен. Это тот случай, когда мысли материализуются в виде текстов только, если они созрели, оформились, облачились в форму хорошего языка, приправлены юмором — часто на грани сарказма — и заведомо будут интересны не только автору.
У читателя нет чувства, что ему что-то навязали, его не учат жить — ему предлагают подумать вместе о важном, интересном или просто забавном.
Такие впечатления от постов, колонок и романов Светланы Храмовой.

Наталья Сидорова, журналист, редактор, Россия, Москва